d5e09463     

Парнов Еремей - У Стены Мрака



Еремей Парнов
У СТЕНЫ МРАКА
Послесловие
Математики, которым ничто человеческое не чуждо, любят
пошутить. Но, во-первых, их шутки зачастую выглядят для не-
посвященных несколько странно, а во-вторых, они, как и жен-
щины, "шутят всерьез". Ныне стало правилом хорошего тона ус-
нащать логическим парадоксом или остротой даже научные пуб-
ликации, сплошь состоящие из формул. Те же плоды остроумия
и, разумеется, формулы, но только попроще вы обнаружите и в
работах, предназначенных для широкой публики.
Если математик все же ухитряется обойтись без сложных
выкладок, графиков и чертежей, то можете быть уверены, что
это просто уловка. От читателя все равно потребуется прост-
ранственное воображение, мысленный подсчет или что-нибудь в
том же роде. Чтобы убедиться в этом, достаточно взять в руки
книгу, подобную "Математическим чудесам и тайнам" Мартина
Гарднера. Чудо, которое приходится оплачивать потом от умс-
твенного напряжения, уже не чудо.
Не удивительно поэтому, что научную фантастику математики
встретили с распростертыми объятиями. "Золотой жук" Эдгара
По, "Алиса в Стране Чудес" и "Алиса в Зазеркалье" Льюиса Кэ-
ролла открыли перед авторами, склонными к юмору (пусть даже
довольно мрачному), но владеющими хотя бы элементарным мате-
матическим аппаратом, поистине беспредельные перспективы. О
корифеях же и говорить не приходится. Не случайно среди ве-
ликих математиков нашего века первым дебютировал в научной
фантастике творец кибернетики Норберт Винер. Правда, непред-
виденные возможности новой науки настолько захватили его,
что на фантастику времени почти не осталось. А жаль! Ведь
фантастические игры, в отличие от кибернетических, не требу-
ют ни интегралов, ни тензоров, ни даже электронно-вычисли-
тельных машин.
Примером тому наш сборник, целиком составленный из произ-
ведений на математические темы, где, кстати сказать, активно
выступает и уже знакомый нам Мартин Гарднер. Разумеется, в
совершенно иной, вполне респектабельной ипостаси чистого
беллетриста. В последнем, впрочем, позволительно усомниться.
Внимательно прочитав представленные в этой книге рассказы,
мы - кто с сожалением, а кто и с радостью - убедимся, что
"царицу наук" отличает завидное постоянство привычек: от нас
и туг требуются известные интеллектуальные усилия для прост-
ранственного восприятия, запоминания чисел и пр. Короче го-
воря, математика присутствует здесь в неявной или явной фор-
ме. Порой на* наши головы обрушивается сокрушительный поток
нулей. Не каждый, например, способен уследить за каскадом
вычислений в рассказе "Доллар Джона Джонса", хотя здравый
смысл подсказывает, что нарисованная Гарри Килером ситуация
просто-таки абсурдна. Но это слабая опора. Высшие разделы
математики требуют для понимания прежде всего отказа от при-
вычных представлений. Иначе нам никак не уловить прелести
фокусов с топологией и вывертами пространства.
Невольно хочется привлечь на помощь какую-нибудь чертов-
щину. Собственно, именно так и поступил Артур Порджес ("Сай-
мон Флэгг и дьявол"). Что ж, давайте и мы нарисуем магичес-
кий круг, впишем в него пентаграмму и начертим роковое слово
"тетраграмматон"... Впрочем, повременим пока с чернокнижными
экзерсисами, ибо мне пришла в голову идея иного рода! Если
математика столь решительно, причем со своими порядками,
вторглась, так сказать, в чужой монастырь, то почему бы и
мне, писателю-фантасту, получившему естественно-научное об-
разование, не воспользоваться непобедимым оружием чи



Назад