d5e09463     

Парнов Еремей - Дело Об Игре



Еремей Парнов
ДЕЛО ОБ ИГРЕ
Странная это игра - преследовать преступника по необъят-
ным просторам галактики. Идти за ним по пятам в пространс-
тве, подпространстве и даже гиперпространстве. Блуждать по
эпохам, перепрыгивать, словно с кочки на кочку, из одного
времени в другое. Притом не зная не только конкретного обли-
ка убийцы, но даже принадлежности его к той или иной разно-
видности разумных существ. Может, гуманоид, а может, и мура-
вей или, того гляди, гигантская многоножка с планеты
Как-Там-Бишь-Она-Называется.
Похоже, что фантастический детектив соединил в себе при-
сущие обоим видам литературы штампы, слив воедино заезженный
реквизит космической оперы с набившим оскомину конфликтом
криминального романа.
На первый взгляд это явный проигрыш и для фантастики, и
для детектива. Однако, если внимательно приглядеться, обра-
зовавшийся симбиоз не столь просто поддается однозначной
оценке. Он ускользает от нее, как преступник, на чьих за-
пястьях уже готовы сомкнуться стальные наручники. И удив-
ляться тут нечему, ибо на помощь пришла возможность неогра-
ниченных трансформаций, будь то сугубо телесные или же
пространственно-временные. Вот и выходит, что от подобного
союза детектив скорее выигрывает, чем теряет. Вырвавшись из
тесных рамок вечного, как и сам человек, криминала, он вроде
бы обрел второе дыхание и, еще щурясь от непривычного света
внеземных солнц, готов очертя голову ринуться в необъятные
просторы Вселенной.
А вот фантастика как будто бы остается в проигрыше. Она,
ничего не получив взамен, определенно скомпрометирована
столь неожиданным шаржем, жалкой пародией, заведомо оглуп-
ленной карикатурой.
Впрочем, не будем спешить с выводами, ибо не все так
просто и в нашем подлунном мире и уж тем более на планетах,
описывающих немыслимые траектории вокруг двойных звезд.
Для начала коротко познакомимся с составляющими данный
сборник произведениями. Само собой разумеется, без пересказа
сюжета, что вообще считается дурным тоном и свидетельствует
о явном непрофессионализме, а в применении к детективу явля-
ется абсолютно непозволительным. И в самом деле, мало кто
способен стереть слова с уже решенного кроссворда, чтобы на-
чать все сначала. Разве что в условиях крайнего дефицита.
Единственной особенностью нашего сравнительного и, разу-
меется, сугубо предварительного анализа будет состав прес-
тупления. Причем без указания соответствующих статей уголов-
ных кодексов. Последнее совершенно необязательно в примене-
нии к анализу литературного произведения, да и весьма зат-
руднительно из-за очевидного незнания оных статей.
Итак, мы имеем дело с убийством и злостным обманом на
почве денег ("Убийство на астероиде" Дональда Уэстлейка и
"Смерть бессмертных" Герта Прокопа), убийством на почве на-
учного честолюбия ("Ночь, которая умирает" Айзека Азимова),
убийством на сексуальной почве ("Скачок мысли" Джозефа Ди-
лейни), контрабандой оружия ("Веселый Роджер" Гэри Алана Рь-
юза), убийством и коррупцией ("Гнусный Макинч" Дж. Венса),
разновидностью космического терроризма ("Мародер" Пола Ан-
дерсона), похищением детей ("Одиночное заключение" Роберта
Силверберга), коррупцией и попыткой геноцида ("Кочезе из Се-
верамы 10" Доминика Дуэ), исчезновением человека ("Вид homo
sapiens" Конрада Фиалковского) и, наконец, даже убийством из
сострадания ("Удар милосердия" уже упомянутого Дж. Венса).
Для предварительных опять-таки выводов полагаю достаточ-
но. Не претендуя на юридическую точность пре



Назад