d5e09463     

Парнов Еремей - Человек В Лучах Прожекторов



Еремей Парнов
ЧЕЛОВЕК В ЛУЧАХ ПРОЖЕКТОРОВ
В декабре 1960 года уже тяжело больной Лео Сцилард (точ-
нее Силард) прилетел в Москву на очередную Пагуошскую конфе-
ренцию. На аэродроме Сциларду сообщили, что его дожидается
посылка - тяжелая каменная пепельница в виде взлетающей на
гребне волны рыбы.
Тихий седой человек снял очки, недоуменно прищурился, по-
том вдруг улыбнулся:
- Да это же дельфин, специально к моему докладу!
Сцилард построил доклад на материалах своей книги "Голос
дельфина", "в которой показал, что дружбе всегда предшеству-
ет взаимопонимание.
Так фантастическое произведение, созданное крупнейшим фи-
зиком, оказалось причастным к борьбе за мир на земле. Быть
может, это был закономерный финал пути, начатого еще чет-
верть века назад...
Лиза Мейтнер навсегда покинула Германию, когда большая
работа над синтезом трансурановых элементов была в основном
завершена. Однако связь ее с Ганом и Штрассманом не прерва-
лась. Они продолжали переписываться. Ган коротко сообщал о
наиболее важных результатах, а Мейтнер их комментировала.
Цель казалась близкой. Бомбардировка урана нейтронами как
будто обещала подарить новые элементы: 93, 94, 95 и 96. Сле-
довало торопиться. Ведь подобные исследования проводили Ирэн
Жолио-Кюри и Савич во Франции, а несколькими годами ранее
бомбардировку урана нейтронами наблюдал в Риме Энрико Ферми.
В Советском Союзе пристальное внимание этому процессу уделя-
ли Флеров и Петржак. Но речь шла "всего лишь" о новых эле-
ментах, ни о чем более... Ган и Штрассман первые убедились в
том, что мишень не содержит новых сверхтяжелых элементов.
Напротив, они обнаружили осколки деления. Уран под действием
нейтрона расщеплялся на более легкие элементы. 22 декабря
1938 года они направили сообщение о проведенных работах в
научный еженедельник "Ди натурвиссеншафт". Директор изда-
тельства клятвенно заверил Отто Гана, что статья появится в
ближайшем выпуске, ровно через две недели - 6 января 1939
года.
На карту была поставлена безупречная репутация Гана. Либо
это ошибка, либо... Он написал обо всем в Стокгольм Лизе
Мейтнер.
Письмо нашло ее в небольшой уютной гостинице крохотного
городка Кунгельв, куда она приехала на рождественские кани-
кулы вместе с племянником Отто Фришем.
Как и его прославленная тетка, Отто Фриш был и физиком и
беженцем из третьего рейха. Но работал он не в Стокгольмском
физическом институте, куда была приглашена Мейтнер, а у ве-
ликого Бора, в Копенгагене.
Лиза Мейтнер слишком хорошо знала Гана, чтобы допустить
возможность ошибки в химической идентификации элементов.
Сомнений быть не могло: уран действительно расщеплялся на
барий и криптон, хотя это и противоречило законам природы.
Оставалось принять, что законы эти неверны.
Но Отто Фриш сказал: "Невероятно". Он даже слышать не хо-
тел о подобной ереси. Схватил лыжи, открыл балконную дверь и
выпрыгнул из лоджии на снег.
Но пока он застегивал крепления, Мейтнер тоже успела сбе-
жать вниз. И они пошли вместе по бескрайнему заснеженному
полю, над которым качались от ветра колючие верхушки ка-
кой-то рыжей сухой травы. Она шла, задыхаясь, по его лыжне и
что-то кричала ему, крохотная старушка, затерянная среди чу-
жой белой равнины.
Потом Отто Фриш писал:
"Ей потребовалось довольно много усилий, чтобы заставить
меня слушать, но в конце концов мы начали спорить о природе
открытия, сделанного Ганом... Самой поразительной чертой
этой новой формы ядерной реакции было высвобождение огромной
энергии



Назад