d5e09463 На murmansktransfer.net автобус Мурманск Рованиеми. | Снять проститутку в минске также читайте. |

Пантелеев Алексей Иванович (Пантелеев Л) - Рейс № 14-31-19



Алексей Иванович Пантелеев
(Л.Пантелеев)
Рейс № 14-31-19
Была середина апреля, шли дожди, и под этим беспросветным моросящим
дождем особенно нежно цвела на экранах телевизоров розовая японская сакура.
Двадцать два советских туриста могли любоваться ее цветением, не покидая
зала ожидания осакского аэровокзала. Уже второй день мы томились на этом
опостылевшем нам вокзале, ожидая вылета в Хиросиму. Накануне рейс отменили
из-за непогоды, сегодня небо было как будто почище, повеселее, но и сегодня
почему-то отправление уже три раза откладывалось.
Устроившись в черных, вытянувшихся через весь огромный зал
синтетических креслах, люди или дремали, или, зевая, проглядывали какие-то
пестрые рекламные буклеты, или бездумно смотрели через головы проходящих на
играющий красками экран телевизора, на отцветающую сакуру, на Софи Лорен,
говорящую почему-то по-японски, на пышущих здоровьем красавцев японцев,
сияющих от сознания, что и им посчастливилось бриться сверхбезопасной
бритвой "Шик".
Справа, через два кресла от меня, сидела Элико, моя жена, читала книгу
о Хиросиме. До меня доносились ее частые вздохи: "Боже мой. Боже мой".
Я смотрел на бреющихся красавцев и на Софи Лорен, а мысли мои тоже были
там, в этом городе. Конечно, я знал, что город давно восстановлен, отстроен,
живет и трудится, но представить себе, какой же он, я не мог. Представить
это было трудно, как трудно представить загробную жизнь.
И тут я увидел девочку. Худенькая семилетняя синеволосая японочка в
сером легоньком пальтишке стояла в трех шагах от меня и показывала моим
спутникам какую-то немудреную игрушку. На двух концах довольно длинной
веревки висели два деревянных шарика. Девочка взмахивала веревочкой, шары
разлетались и тут же звонко сталкивались. У нее брали веревку, пробовали
столкнуть шарики, они не сталкивались. Попробовала жена моя - не вышло.
Попробовал и я, и у меня не вышло. Шарики не сталкивались, а, разлетаясь в
разные стороны, сразу же никли, безжизненно повисали.
- Постой, постой, как же ты это делаешь?! А ну, покажи, пожалуйста, -
попросил я девочку. Девочка поняла, горделиво усмехнулась, взяла где-то за
середину веревочку, легко взмахнула, и - щелк! - шарики звучно ударились
один о другой.
Я не мог скрыть восторга и громко захлопал в ладоши. После этого
девочка от меня уже не отходила.
- Купил. Очаровал, - засмеялась жена.
Заметив, что шарики начинают мне слегка надоедать, девочка засунула их
в карман пальто и попросила меня обратить внимание на ее туфельки. Я думал,
что туфли у нее какие-нибудь особенные. Нет, туфли как туфли. Красивые,
нарядные, но не золотые и не серебряные. И только присмотревшись, я понял, в
чем дело. Не в туфлях было дело. Стройная, вытянувшаяся, как молодой
бамбучок, девочка шла мимо меня по-балетному, на самых кончиках носков.
Я опять не пожалел ладоней. Раскрасневшись от удовольствия, она подошла
совсем близко и, дыша мне в лицо, стала что-то быстро-быстро говорить. Из
всего этого нагромождения незнакомых слов я расслышал и понял только одно:
"пиано".
- Как?! - сказал я. - Ты, оказывается, играешь и на рояле? На пиано?
Да? Пиано?
Двумя руками я изобразил игру на рояле.
Она обрадовалась, закивала головой, зашевелила пальцами.
- Со-дэс! Со-дэс! Пиано!
Я понял, что "со-дэс" это значит "да".
Вдруг девочка куда-то исчезла.
- Ушла, - сказала жена. - Надоел ты ей.
Но, оказалось, нет, не надоел еще. Через минуту она появилась. Правда,
на этот раз уже в некотором отдалении от наших кресел.



Назад