d5e09463     

Панфилов Владислав - Мать



В. Панфилов
МАТЬ
Мать была несчастна.
Она похоронила Мужа и Сына, и Внуков, и Правнуков.
Она помнила их маленькими и толстощекими и седыми и сгорбленными.
Мать ощущала себя одинокой березкой среди выжженного Временем леса.
Мать молила даровать ей Смерть: любую, самую мучительную.
Ибо она УСТАЛА ЖИТЬ!..
Но приходилось жить дальше...
И единственной отрадой для Матери были Внуки ее Внуков, такие же
глазастые и пухлощекие. И она нянчилась с ними и рассказывала им всю Жизнь,
и Жизнь своих детей и своих внуков...
Но однажды Гигантские Слепящие Столбы выросли вокруг Матери, и она
видела, как сгорали заживо ее праправнуки, и сама кричала от боли
плавящейся кожи и тянула к Небу иссохшие желтые руки и проклинала его за
свою Судьбу.
Но Небо ответило новым свистом разрезаемого воздуха и новыми вспышками
Огненной Смерти.
И в судорогах, заволновалась Земля, и миллионы ДУШ вспорхнули в Космос.
А Планета напряглась в ядерной апоплексии и разорвалась вдрызг...
Маленькая розовая Фея, покачиваясь на янтарной веточке, уже в который раз
щебетала своим подружкам о том, как много лет назад, пролетая на другой
конец Вселенной, она заметила голубовато-зеленую, сверкающую в лучах
Космоса небольшую Планету.
- Ах, она так чудесна! Ах! Она так прекрасна! - ворковала Фея. - Я весь
день летала над изумрудными полями! Лазурными озерами! Серебристыми реками!
Мне было так хорошо, что я решила совершить какое-нибудь Доброе Дело! И я
увидела Мальчика, одиноко сидящего на берегу усталого пруда, и я подлетела
к нему и прошептала: "Я хочу выполнить твое Заветное Желание! Скажи мне
его!" И Мальчик поднял на меня прекрасные темные глаза: "У моей Мамы
сегодня день рождения. Я хочу, чтобы Она, несмотря ни на что, жила вечно!"
- Ах, какое благородное желание! Ах, какое оно искреннее! АХ, какое оно
возвышенное! - пели маленькие Феи. - Ах, как счастлива эта Женщина, имеющая
такого благородного сына!
* * *
В оранжевом от звезд и комет Космосе мчались раскаленные куски
разорвавшейся Планеты.
И на одном из черных обломков сидела Мать, застывшая в Отчаянии и
Бессмертии...




Назад