d5e09463     

Пантелеев Алексей Иванович (Пантелеев Л) - Разговор С Читателем (Сборник Статей)



Алексей Иванович Пантелеев
(Л.Пантелеев)
Разговор с читателем
Сборник статей
Содержание
Искусство быть читателем
Как воздух
Как я работаю
23 сентября 1924 года
Только в Шкиду!
Где вы, герои "Республики Шкид"?
О милосердии
Хуже трусости
История моих сюжетов
Как я стал детским писателем
О названиях улиц
Еще раз о том же
Рисуют дети блокады
Без компаса
Моральная тема
Игра с огнем
Ответ г-же Падма Дэви Шарма
ИСКУССТВО БЫТЬ ЧИТАТЕЛЕМ...
Редакция "Недели" переслала мне письмо пенсионерки Я.В.Путан и просила
ответить ей. В этом письме Янина Викентьевна рассказала совершенно ужасную
историю. Придя однажды в гости к своей приятельнице, она услышала, как
внучка этой приятельницы Леночка "употребляет слово лопать"... "На мой
недоуменный вопрос о происхождении этого слова в словаре Леночки ее бабушка
дала мне книгу Л.Пантелеева "Фенька". В ней я прочла следующие выражения:
"Обжора ты этакая, утроба ты ненасытная! Ведь этак ты мне весь дом сожрешь".
"Некогда будет дурака-то валять". "Чудовище! Да как же это ты умудрилась
метелку слопать?".
И удрученная читательница просит разъяснить ей: можно ли писать и
издавать такие книги?
Воспользуюсь случаем и попробую ответить не одной Путан. Без большой
радости должен признаться, что за сорок с лишним лет моей работы в детской
литературе таких и похожих писем я получил много. То есть писем, авторов
которых задевает, шокирует "грубость" писательского языка. Не только
"Республика Шкид", "Часы", "Пакет" и другие мои ранние, юношеские книги, но
буквально все, что выходило когда-либо из-под моего пера, наряду с отзывами
добрыми и дружественными, вызывало хоть один, хоть два, но непременно
вызывало читательский или критический окрик и тот же беспощадный
прокурорский вопрос: можно ли и нужно ли? Даже такая книга, как "Наша Маша",
родительский дневник, в который мы с женой в течение пяти лет заносили
наблюдения над нашей маленькой дочерью, даже эта безобидная книжица вместе с
очень большим количеством сочувственных и благодарственных писем принесла
нам какое-то количество откликов гневных, осудительных.
В чем же нас обвиняют сердитые читатели? А в том только, что в
некоторых случаях мы заглазно, любя, на страницах интимного домашнего
дневника называем нашу дочь не Маша, а Машка. Чуть ли не первое такое
сердитое письмо я получил от собственной тетушки. И ей первой мне пришлось
разъяснять, что "Машка" в устах любящего отца - это не бранное слово и не
"пережиток крепостнических отношений" (в чем меня пытались убедить некоторые
читатели), а особый вид ласки, нежности. Той же родственнице я должен был
напомнить, что не я первый пользуюсь этой фамильярной формой обращения к
дочери. Например, некто А.С.Пушкин, человек светский, воспитанный, столбовой
дворянин, в письмах к жене не именовал своих детей иначе, как Сашка и Машка.
Недаром, вероятно, Пушкину, не меньше чем нам грешным, доставалось от
тогдашней критики за недостаток благопристойности, за вульгарность и
"простонародность" его языка. Да, представьте себе, уже и в те давние годы
гремел над головой пишущего грозный оклик: можно ли и нужно ли?..
А в самом деле, Янина Викентьевна, можно ли?..
Вот попробуйте откройте наугад какую-нибудь книгу Пушкина, хотя бы
"Сказку о рыбаке и рыбке", и дайте ее почитать Леночке. Не обнаружите ли вы
после этого в словаре вашей маленькой приятельницы такие слова и выражения,
как "дурачина ты, простофиля", "сварливая баба", "белены объелась", "старуха
вздурилась", "старый н



Назад