d5e09463     

Пантелеев Алексей Иванович (Пантелеев Л) - Гвардии Рядовой



Алексей Иванович Пантелеев
(Л.Пантелеев)
Гвардии рядовой
Цикл "Рассказы о подвиге"
Каждый вечер, когда часы на Кремлевской башне вызванивают первую
четверть десятого часа, когда на всех других часах - маленьких и больших,
ручных и карманных, домашних, уличных и железнодорожных - черная стрелка
показывает 21 час 15 минут, по всей нашей армии, во всех ее частях и
подразделениях подается команда:
- Выходи строиться на вечернюю поверку!
Если на дворе лето, в Москве уже темно в этот час, на севере - белая
ночь, на юге - ночь черная и небо от края до края усыпано яркими звездами.
Но и под светлым и под темным небом, и на севере и на юге, на западе и на
востоке одинаково звонко, четко и торжественно звучат слова старинного
воинского церемониала. И где бы ни застала бойца эта вечерняя команда - в
казарме ли, на привале в лесу или в лагере на учебном сборе, через минуту он
уже стоит в строю, подтянутый, подобранный, на своем обычном месте: тот, что
повыше, - на правом фланге, тот, что пониже, - на левом. Появляются офицеры,
старшина подает команду "смирно", и строй застывает, вытянутый в линеечку.
"Приступите к поверке", - негромко говорит старший офицер; и, ответив: "Есть
приступить к поверке", старшина роты делает шаг вперед, раскрывает ротную
послужную книгу и начинает перекличку:
- Абдулаев!
- Я-а-а!
- Аверин!
- Я!
- Василевский!
- Я-а-а!
Множество голосов - громких и приглушенных, грубых и нежных,
мужественных и по-мальчишески звонких - откликаются в эту минуту по всей
нашей огромной стране, от Кавказских гор до Баренцева моря: на исходе дня
русская армия подсчитывает и пересчитывает грозные свои ряды.
* * *
...Вот и в той роте, где служил Саша Матросов, тоже происходит эта
вечерняя поверка.
Оправляя на ходу выцветшую полевую гимнастерку, вышел из палатки
командир роты старший лейтенант Хрусталев. Рота уже построена. Две шеренги
ровной покатой лесенкой вытянулись на опушке леса.
- Смир-рно! - командует старшина, хотя люди и без того стоят не
шелохнувшись.
В руках у старшины толстая прошнурованная книга.
- Приступите к поверке, - говорит офицер.
- Есть приступить к поверке.
Старшина раскрывает книгу. Раскрывает медленно и торжественно. И так же
торжественно и неторопливо выкликает первую по списку фамилию:
- Герой Советского Союза гвардии красноармеец Матросов!
Но где же Матросов? Нет его ни на правом, ни на левом фланге. Все
знают, что его нет, никто не думает, что он откликнется, отзовется, и
все-таки старшина вызывает его и ждет ответа.
- Герой Советского Союза гвардии красноармеец Матросов Александр
Матвеевич погиб смертью храбрых в боях с немецко-фашистскими захватчиками, -
отвечает правофланговый Бардабаев.
Изо дня в день, из вечера в вечер откликается он за Матросова, и
все-таки каждый раз не может этот высокий, статный и широкоплечий парень
превозмочь волнение в голосе своем.
Тишина. Люди молчат. Губы у всех плотно сжаты. И не только у
Бардабаева, у многих других влажно поблескивают глаза под сурово
насупленными бровями.
Старшина перевернул страницу.
- Андронников!
- Я-а!
- Глузик!
- Я!..
- Демешко!..
- Я!
- Иллиевский!..
- Я!
- Копылов!
- Я!
- Князев!..
Перекличка окончена. Старшина закрыл книгу, одернул привычным движением
гимнастерку, повернулся на каблуке - и четким, печатающим строевым шагом
почти подбегает к командиру роты.
- Товарищ гвардии старший лейтенант! - говорит он, прикладывая руку к
пилотке и тотчас опуская ее. - Во вверенной вам роте вечерняя п



Назад