d5e09463     

Пантелеев Алексей Иванович (Пантелеев Л) - Братишка Наш Буденный



Алексей Иванович Пантелеев
(Л.Пантелеев)
Братишка наш Буденный...
Где-то очень далеко, на грани детства и отрочества, уже звучит и уже
овеяно славой это имя. Мы еще не знали, кто такой Фрунзе, не слыхали имен
Чапаева, Блюхера, Котовского, а братишка наш Буденный уже был нашим героем.
Он жил не только на газетных столбцах, не только в оперативных сводках, но и
в мальчишеских играх, в разговорах, в народной сказке, в побасенке, в песне,
в анекдоте.
Братишка наш Буденный,
с нами весь народ -
пела наша страна еще полвека назад.
...Видел я его близко и говорил с ним всего один раз.
Помню зимний питерский вечер, заснеженный, затуманенный перрон
Московского вокзала. Мы с Самуилом Яковлевичем Маршаком едем в Москву,
опаздываем, ищем свой вагон. И вдруг Маршак останавливается, ставит чемодан:
- Здравствуйте, Семен Михайлович!
- Здравия желаю, товарищ Маршак. Мое почтение!
Окруженный военными, краскомами, стоит у входа в вагон пышноусый
широкоскулый человек в серой бекеше и в мерлушковой темной папахе. Маршак
знакомит нас, представляет меня Буденному.
- Как же... Имел удовольствие, - оживляется Буденный. И, пожимая мне
руку, вглядывается в меня с таким же интересом и любопытством, с каким я
гляжу на его усы, на его узкие татарские глазки.
- Читали? - обрадовался Маршак.
- Не только читал, но и... некоторым образом... даже...
- Ах, да, да! Я и забыл...
То, что Буденный - один из героев моей повести "Пакет", это Самуил
Яковлевич помнил. Забыл он тогда о другом.
Года за полтора до этой встречи начинающий кинорежиссер, выпускник
Московского института кинематографии, на свой страх и риск, не спросив
согласия автора, поставил по "Пакету" фильм.
У этого молодого человека не было больших способностей, но зато хватило
смелости обратиться к С.М.Буденному с предложением сыграть в фильме... роль
Буденного.
Буденный согласился. Фильм был поставлен. Пять или шесть коробок его
молодой постановщик привез в Ленинград, чтобы показать автору книги. Я
дважды смотрел этот фильм. Первый раз - в Доме кино с молодыми своими
друзьями. Все - и Д.Левин, и Д.Хармс, и другие - единодушно выступили против
фильма. В один голос было заявлено:
- Халтура!
Режиссер, не стесняясь, плакал. Фильм мне очень не понравился, но
режиссера было жаль. Я предложил показать ленту Маршаку. Режиссер ухватился
за эту соломинку. И вот дня через два в каком-то небольшом рабочем клубе на
Выборгской стороне в течение часа я смотрел не столько на экран, сколько на
своего соседа С.Я.Маршака.
Когда экран погас и зажегся свет в зале, Самуил Яковлевич сказал:
- В картине хорош только Буденный.
И добавил:
- Думаю, что выпускать фильм в таком виде нельзя.
Эта поддержка все и решила. Разрешения на выпуск фильма я не дал.
Конечно, поступить так было огорчительно. Экранизация "Пакета" - уже в
другой режиссуре - появилась двадцать пять лет спустя. Сделан этот новый
фильм был лучше, получил первый приз на международном фестивале, но меня и
он не порадовал. И когда я смотрел эту постановку на экране телевизора, я
думал, что, может быть, напрасно я тогда "зарубил" первую работу молодого
художника, фильм, в котором и и самом деле очень хорошо сыграл самого себя
Буденный.
* * *
...Семен Михайлович, как мне показалось, тоже был огорчен.
- А мне, в общем, понравилось, - сказал он, услышав мнение Маршака о
фильме.
- Ну, как можно сравнить с книгой?!! - заершился Самуил Яковлевич.
- Книга-то, конечно, лучше, - сказал Буденный. - Книгу я давно знаю.
И он на



Назад