d5e09463     

Панов Вадим - Все Оттенки Черного



sf_action Вадим Панов Все оттенки черного Это не было наваждением. Ослепительная красавица, завершая свой танец, действительно впилась в горло юного партнера.

И отрезанная голова ребенка, вылетевшая на сцену из зрительской ложи, тоже не была бутафорией. «Только дьявол разрешит тебе все» — похоже, девиз «Заведения Мрака» не обманывал. Но владельцы ночного клуба не знали, какие могущественные силы выступят против них.

Обитатели Тайного Города, последние представители давно исчезнувших с лица Земли циливизаций, никогда не примирились бы с такой грязной конкуренцией. К тому же в их памяти еще свежи были воспоминания о страшных временах Инквизиции...
ru Black Jack MS Word (ExportXML.dot) + FictionBook Tools 2003-02-06 http://www.aldebaran.ru/ 86E0DC5B-5CD7-4DFB-BA67-000495AA4092 1.2 v 1.1 — дополнительное форматирование — (Faiber)
v 1.2 — доп. вычитка — (Faiber)
Все оттенки черного Эксмо-Пресс Москва 2002 5-04-010026-4 Вадим Панов
Все оттенки черного
(Тайный город— 4)
Пролог
— Пожалуйста, вот сюда, отец Алексей.
Тоненький юноша в темной рясе с накинутым на голову капюшоном молча шагнул в услужливо распахнутую дверь полицейского морга.
— Кто-нибудь еще знает о нашем деле?
— Нет, только вы и я. — Патологоанатом тщательно закрыл дверь. — Сейчас я привезу тело.
Даже если пожилому врачу и было неловко обращаться к молоденькому монаху «отец», он никак не показывал этого. Именно этого юношу старец Никодим оставил своим преемником в Забытой пустыни, в месте, где, по твердому убеждению знающих людей, пылает огонь истинной веры.

А патологоанатом был знающим. Он не забыл, как десять лет назад отвез своего сына, внутренности которого были изъедены метастазами, в Забытую пустынь, к старцу Никодиму. В Онкологическом центре ребенку подписали смертный приговор.

Чтобы отменить его, старцу потребовался месяц. Он вернул ребенка отцу, вернул душу. Вернул веру.
Старец считался святым, народ к нему ходил и с хворью, и за советом, и никому Никодим не отказывал до самой смерти. А значит, ошибиться в выборе продолжателя своего дела не мог. И не ошибся.

Несмотря на молодость, Алексей ни в чем не уступал своему учителю: ни в умении врачевания, ни в предсказании будущего. И вера молодого человека была столь же крепкой: силу свою он нес людям искренне, с радостью, полагая, что именно для этого она дарована ему богом.
— Вот. — Патологоанатом подкатил к Алексею лежащее на блестящей металлической каталке тело молодого рослого мужчины. — Из озера выловили.
Монах внимательно осмотрел покойного.
— Где следы?
— На шее, у вены.
Две маленькие ранки, напоминающие укус змеи.
— Я сразу заметил, что дело нечисто, — шепотом сказал врач. — Раны эти заприметил. А потом вскрываю — бог ты мой, крови в нем нет!
— Ни капли?
— Ни капли, — подтвердил патологоанатом. — Досуха ее упырь выпил.
Монах положил руку на голову покойника и прикрыл глаза.
— Он был с женщиной. — Последовала пауза, врач не дышал. — Женщина его и убила.
— Женщина-упырь, — прошептал патологоанатом и перекрестился. — Господи всемогущий, спаси и сохрани.
— Кому-нибудь говорил? — снова поинтересовался отец Алексей.
— Только вам.
— Что полиции сказал?
— Пока ничего, — признался врач, — время тяну. Не знаю, что делать.
— Скажешь им, — после минутного раздумья решил монах, — что утоп раб божий. Захлебнулся в озере.
— Понятно, — кивнул патологоанатом, — а как с упырем быть? Ведь страшно же!
— А об упыре забудь, — сурово произнес отец Алексей. — Он в одном месте дважды не появляется, так что спи спокойно.
— А остальные люди? — Вр



Назад