Гостиница Волхов 2   d5e09463     

Панов Николай - Орлы Капитана Людова 1



НИКОЛАЙ ПАНОВ
ОРЛЫ КАПИТАНА ЛЮДОВА
Эта книга посвящена приключениям и подвигам разведчиков — североморцев, «орлов капитана Людова», как называет их автор. Наряду с широко известными, полюбившимися читателю повестями «Боцман с «Тумана» и «В океане», впервые печатается здесь новая повесть Николая Панова «Голубое и черное», в которой снова появляются боцман Агеев и проницательный командир разведчиков Людов, ставшие героями удивительных приключений в дни войны и в послевоенные годы.
Действие «Голубого и черного» начинается в наше время, в нью-йоркском порту и перебрасывается в сопки Заполярья, в суровую действительность первых месяцев Великой Отечественной войны. Напряженный, полный необычайных событий сюжет построен на раскрытии тайны гибели американского судна «Бьюти оф Чикаго», шедшего из США к советским берегам и потерпевшего крушение в океане.
Действие повести «Боцман с «Тумана» развивается на палубе торпедного катера и среди диких скал Северной Норвегии, куда проник маленький отряд наших разведчиков для выполнения секретного задания. Повесть «В океане», по мотивам которой снят кинофильм «Тень у пирса», ведет читателя в балтийский приморский городок, в шведский и норвежский порты, мимо которых лежит путь экспедиции советских кораблей. «Орлы капитана Людова», действуя уже в послевоенные годы, разбивают хитрый замысел заокеанских диверсантов.
Повести Николая Панова учат неусыпной бдительности и верному восприятию морской романтики. Все три произведения, включенные в книгу, воспринимаются как целостный поэтический рассказ о подвигах, о силе духа советских воинов, способных преодолеть любые препятствия на пути к победе.
Опять под палубой кают Басы турбинные поют. Мы с якоря готовы сняться И выйти в море без огней... Опять в тиши московских дней Мне битвы северные снятся.
Опять среди полярных скал Я путь к землянкам отыскал. Кругом десантники теснятся... Звучит матросский разговор...

Опять вдали от волн и гор Мне сопки северные снятся.
Я прочитал впервые там Разведчикам и морякам Наброски «Боцмана с«Тумана», Вдыхая волн летящих пыль, Вплетая выдумку и быль В ткань авантюрного романа.
Такую вещь создать хотел, Чтоб отблески геройских дел, Как солнце в соляном кристалле, На диких скалах отпылав, В хитросплетенье этих глав
Правдивой жизнью заблистали,
Чтоб тот, кого ввести я смог
В мир странных встреч,
Больших тревог,
В мир приключений этой книги,
Увидел наяву, как я,
Необычайные края
В незабываемые миги.
Героям Севера — привет! Привет друзьям военных лет! Пускай, романтикой овеяв, С читателем заговорят Медведев, и его отряд, И боцман-следопыт Агеев.
Из дали пламенных годин Кувардин, Людов, Бородин Глядят неутомимы, зорки — Те, кто за счастье вел бои, Кто окрылял мечты мои В Москве, В Атлантике, В Нью-Йорке...
Оттуда, где гремят моря, Наречьем флагов говоря, Звучат шаги, тверды и вески: Покинув корабельный борт, Идет на подвиг, прям и горд, Морской орел — моряк советский.
ГОЛУБОЕ И ЧЕРНОЕ
Глава первая ЧЕЛОВЕК, КОТОРОМУ ПОВЕЗЛО
Существует мнение — родилось оно в давние времена, — что любой океанский порт — это сравнительно небольшой участок суши, защищенный от волн, ограниченный линией причалов. Там качаются на голубом ветреном фоне трубы и паруса кораблей, там пахнет солоноватой влагой и в лица тех, кто выходит на пристань, летят брызги перемешанной с ветром воды.
Нью-йоркский порт — одно из наиболее убедительных опровержений этой романтической, устарелой картины. Разумеется, приехав в Соединенные Штаты, я не мог не стр



Назад