d5e09463     

Панизовская Галина - Моя Галатея



Галина Панизовская
Моя Галатея
- Не надо.
- Почему?
- Пусти.
Лицо у нее было замерзшее.
- Не надо.
"Ничего, это она так", - решил я.
Если б можно было просто привстать и дернуть за кисточку торшера. А что
тут такого?
Я встретил ее полчаса назад: она выходила из театра, и мы чуть не
столкнулись.
- Таня! - выдохнул я.
Мы не виделись десять лет. Вернее, я видел ее только из зала. Но она
вдруг пошла со мной. Я позвал - и она пошла. А когда к человеку приходит
чудо, самое умное, что он может сделать, - не спугнуть его удивлением.
- Слышишь, не надо.
- Но я...
- Отпусти.
- Но я же только...
- Я забыла в сумке платок.
"Так тебе и надо, - сказал я себе, вставая с дивана. - Слюнтяй!"
Когда я позвал ее, на улице были сумерки. Потом я тянул ее по темному
коридору и предупреждал: "Тут сундук, а тут ступенька", и старался, чтобы
не услышали соседи. А она с чужим, "дамским" голосом, в роскошной
распахнутой шубке...
Теперь шубка валялась пустая. А она сидела под самой лампой, и у нее
было такое забытое Танино лицо...
"Осел, - сказал я себе. - Ты же хотел, чтобы она к тебе пришла. И вот
она здесь. Не разыгрывай идиота".
"Смотри, - сказал я себе еще, - ну что ты раскис? Разве есть в ней
сейчас хоть что-то от Таньки - лаборантки с рыжими хвостиками? Она
актриса. Самая модная, просто прима. И выбрось в мусоропровод свои
дурацкие чувства".
И зачем я ее привел? Самое лучшее было бы сейчас извиниться и вызвать
такси. Я подал бы ей раздушенный шарфик и втолкнул бы ее в машину. И
засунул бы вместе с ней те забытые дни...
...Она сидела, опершись виском о пальцы. Прозрачным Таниным виском о те
самые пальцы...
Я вижу, как будто сейчас, белый палец на желтом пластике. Это было
десять лет назад в моем лабораторном отсеке. Галатея давала на осциллограф
какие-то формулы. Я все еще делал вид, что тоже их понимаю.
Дверь распахнулась. Рыжая Танька-лаборантка, та, что хочет стать
артисткой, вошла, качаясь на "шпильках".
- Привет вам, Машина! - пропела она и провела по корпусу Галатеи
пальцем с неровным ногтем.
И тут луч моей машины забегал, дробясь зигзагами, а приборы разом
зашкалили.
"Да ты что? - сказал я себе в ответ на свою догадку. - Ну при чем здесь
Танька?.. И надо же такое выдумать!"
В этот день я первый раз сменил Галатее кристалл: он вдруг не выдержал
перегрузок. (Она была биоэлектронная, эта моя машина. Электронный блок
управлял в ней синтезом ячеек мозга: серого вещества. И это вещество тоже
подключалось к управлению. Так что практически она могла
самосовершенствоваться до бесконечности... Я собрал ей электронику,
построил первичную биоцепь, смонтировал слух и зрение... Но тут она стала
"думать", и я запутался в ее новых схемах.) На другой день кристалл
пришлось менять снова. Через день - еще раз.
А потом я встретил у своего отсека Димку с Аликом.
- У антеннщиков новенькая, вот это да! Видел? - восхищался Алик.
- Вид клевый, - согласился Димка. - Абсолютно.
- Татьяной зовут. У меня предки на даче. Как думаешь, танцевать она
любит?
- Черт ее поймет!
- А ты что, уже интересовался?
- А как же? Выпендривается.
- И правильно делает. Вот если б ты был блистательный шеф...
- Ну, тогда бы она не часто меня тут встречала.
- ...Или хотя бы критский царь Витька-Пигмалион, творец Галатеи... Эй,
Вить! Что это она повадилась в твой отсек?
- Кристалл, конечно, скис опять? - вошел я к Галатее. И, не глядя,
взялся за паяльник.
- Противно, когда запускают руки тебе во внутренности, - заявила
Галатея. - Т



Назад