d5e09463     

Панаско Евгений - Десант Из Прошлого



Евгений Панаско
ДЕСАНТ ИЗ ПРОШЛОГО
1
Бреясь, я вглядывался в зеркало и думал, может ли отражающийся в нем
субъект считать себя неудачником.
В зеркале скоблил щеки бравый шатен тридцати лет от роду, ста
девяноста двух сантиметров ростом и весом в восемьдесят семь килограммов.
Заметим: это профессиональное - определять рост и вес с первого взгляда,
хотя, разумеется, свои-то параметры я знал точно. Как и то, что субъект,
отражающийся в зеркале, не пьет, не курит, не женат, но, в общем, нравится
девушкам... Впрочем, к делу все это не относилось.
А относилось, пожалуй, то, что инспектор Сбитнев, сосредоточенно
выбривающий сейчас щеки, к завершению стажировки имел совсем неплохие
показатели как в теории, так и на практике, и это было отмечено -
соответствующим продлением на три года зарубежной командировки. Этот
субъект мог в любой момент недурно пробежать славную дистанцию - полторы
мили, умел хорошо стрелять - не будем скромничать, одно время, еще до
Интерпола, был даже призером регионального первенства; были у него не
только эти, но и многие другие профессиональные козыри... Всего не
перечислить. Пожалуй, этому субъекту с намыленной физиономией вроде бы и
не на что жаловаться.
Но как сказать, господа, как сказать! Вчера я впервые порадовался,
что в нашей конторе информация распространяется только по вертикали и
запрещено передавать по горизонтали любые сведения без прямой
необходимости. Поэтому о конкретной сути дела, которым занимается тот или
иной инспектор, знает только непосредственное начальство, а если
занимается делом группа, то и в ней каждый получает ровно такую долю
информации, какая необходима для выполнения своих функций.
Будучи стажером, входил и я в ряд групп; мне приходилось наводить
справки и стрелять (к счастью, пока - в воздух), защелкивать наручники и
обеспечивать тылы, разнимать дерущихся и организовывать драки - и так
далее, и так далее... И все эти драки и дежурства на подхвате
суммировались, и за все - выставлялись оценки, и все это в конце концов
определило главное: профессиональную пригодность. Два эти последних слова
для добривающегося новоиспеченного инспектора продолжали звучать музыкой,
потому что знал, знал отражающийся в зеркале субъект и другие слова, прямо
противоположные по смыслу...
Впрочем, это несущественно тоже.
В данном случае гораздо существеннее то, что о большинстве дел,
которые вели инспектора или спецгруппы, в состав которых меня включали
стажером, я до сих пор имею довольно смутное представление. Жесткая
система секретности ограждает незаконченные дела от ненужного любопытства.
Достоянием всех становятся только полностью законченные, закрытые
производством дела - да и то, разумеется, не все. Свои теоретические
познания, а также свою интеллектуальную сметку стажер демонстрирует на
сценариях, разыгрываемых компьютером по дальним аналогиям чьих-то реальных
дел. (И с этим тоже, как будто, получалось неплохо у стажера Сбитнева).
Так вот обстоят дела с осведомленностью рядового сотрудника Интерпола
о конкретных задачах дружного интернационального коллектива, и нельзя
сказать, чтобы степень этой осведомленности рядового сотрудника Сбитнева
стопроцентно удовлетворяла. Но вот вчера вечером, принимая поздравления с
получением первого самостоятельного дела, я от души радовался, что никому
нельзя мне о нем рассказать и никто, соответственно, меня и не спрашивает
о его сути. И сейчас, добривая подбородок в порядке подготовки к встрече с
первым и пока един



Назад